Строительство каменного здания храма в начале XVII века

Существующее на сегодняшний день каменное здание храма с приделами появилось лишь на рубеже XVII-XVIII веков. Ранее здесь были другие постройки, начиная с деревянного однопрестольного храма начала XVII века, который сменился каменным, получившим в середине XVII века один придел, а затем и второй, и заканчивая современным храмом с двумя приделами.

По свидетельству Михаила Ивановича Александровского, церковь «в 1620 году показана, как “храм деревянной теплой”»[1]. После поселения на этом месте барашей, церковь выстроили заново уже из камня, и главный престол освятили в честь праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, а престол в честь пророка Божия Илии Фесфитянина стал приделом Введенской церкви[2].

Освящена каменная Введенская церковь «лета 7155 года, от Рождества Христова 1647 года, в месяце октябре 11 дня при Святейшем Патриархе Иосифе»[3] (См. 1-е изображение в конце статьи).

Позднее, в 1653 году, освятили придел Пророка Илии[4] (См. 2-е изображение в конце статьи), а в 1668 году был освящён престол в честь мученика Лонгина Сотника иже при Кресте Господни[5](См. 3-е изображение в конце статьи). Скорее всего это были возобновления престолов после перестройки храма, т.к. у Строева в «Выходах» указано что государь бывал у Лонгина Сотника и в 1651[6] и 1653[7] годах, соответственно 1668 год не был годом постройки Лонгиновского придела, но был лишь датой освящения престола.

Важно отметить, что святой мученик Лонгин Сотник считался покровителем московского царского рода[8]. Об этом же говорит Михаил Иванович Александровский, отмечая что святой мученик Лонгин был в особом почитании у Царского семейства с 1415 года[9]. В день памяти. мученика Лонгина (16 октября по ст. ст.), цари бывали у обедни в Барашах[10]. При церкви в XVII веке на протопопове дворе стояли особые государевы хоромы, упоминаемые в Строельной книге 1657 года[11], а на Лонгиновский придел шла руга из приказа Большого Дворца отдельно от Введенской церкви[12].

 

Реконструкция храма конца XVII века

В конце XVIIвека, по всей видимости, храм подвергся реконструкции. Об этом говорит архитектор-реставратор Николай Васильевич Сибиряков[13]. В своём труде он пишет, что при перестройке в конце семнадцатого столетия «были сохранены отдельные объёмы, стены и детали церкви середины XVII века. Об этом свидетельствуют остатки оконных наличников окон второго света на западном фасаде четверика храма, наличника на северном фасаде придела, следы примыкания поперечной стены к южной стене южного придела и др.»[14].

Также о перестройке храма в конце семнадцатого столетия косвенно свидетельствуют архивные документы, говорящие о новых освящениях престолов. Так о Введенском престоле сказано: «Возобновлён был лета 7210-го, от Рождества Христова 1701 года, ноября 23 дня Преосвященнейшим Парфением Митрополитом Азовским»[15]. О приделе в честь св. Илии: «Возобновляем был лета 7207 года, от Рождества Христова 1699-го июля месяца в 9 день при патриархе Адриане»[16]. А придел во имя св. Лонгина Сотника был возобновлён в том же 1699[17] году, 16 октября[18].

  1. 3.Троицкий пожар 1737 года и строительство колокольни

В царствование императрицы Анны Иоановны 29 мая 1737 года, на праздник Пресвятой Троицы в центре Москвы случился пожар. Начался он в доме богатого москвича Александра Милославского, сильный ветер быстро разнёс огонь практически по всему центру Москвы. Пострадал и храм Введения в Барашах – «снаружи погорело»[19]. Поскольку нигде до восемнадцатого столетия не упоминается колокольня при храме, то можно предположить, что её построили в ходе ремонтных работ после пожара. Косвенно об этом свидетельствует и тот факт, что декор колокольни аналогичен декору церкви святого Пророка Иоанна Предтечи на Варварке 1741 года, а также фасадному убранству Монетного двора в Китай-городе 1740 года постройки[20].

Колокольня, на уступах всех ярусов имела белокаменные покрытия. Вероятно, это покрытие было сделано по образцу белокаменных кровель церкви просуществовавших до 1770 года[21].

В статье о церкви Введения в Барашах в энциклопедии Москва[22], изданной в 1997 году, написано, что 2-й ярус колокольни некогда окружало открытое гульбище, куда вёл белокаменный всход. Однако нигде более эта информация не подтверждается[23]. И, судя по современному виду колокольни, это маловероятно, так как карниз первого яруса колокольни слишком узок для гульбища.

 

Обновление храма во второй половине XVIII века

О некоторых изменениях в облике храма во второй половине восемнадцатого столетия можно судить по архивному документу 1770 года, в которомсвященник Иван Васильев с приходскими людьми обратился в Духовную Консисторию с «покорнейшим доношением», в котором сказано: «Имеющаяся на показанном нашем приходе том Введенской Церкви и на олтаре покрытая лещадью[24] из белого камня кровля пришла в ветхость за которою желаем мы приходския люди оную церковь и олтарь из своего кошту[25] перекрыть листовым железом и при том ту церковь и олтарь снаружи выкрасить по пристойности а около церкви ограду каменную местами ветхую поправить» [26]. О «местами ветхой» каменной ограде интересен ещё один исторический факт, а именно: за восемь лет до написания упомянутого выше «доношения», 10 июля 1762 года тайный советник полицмейстер Юшков «вместе с присутствующими Московской полиции» осматривали московские улицы. При осмотре обнаружились некоторые недостатки, среди которых: «на Покровке в Земляном городе при церкви Введенской в Барашах ограда весьма ветха и неисправна. Московская Полицмейстерская Канцелярия велела <…> по большим улицам ограды сделать хорошим видом и прочия неисправности исправить и к тому понуждать церковных старост, а где их нет, тех церквей священников с причетниками»[27]. Таким образом можно заключить, что «покорнейшее доношение» 1770 года явилось следствием осмотра московских улиц тайным советником Юшковым.

Также об изменениях во внешнем облике храма свидетельствует и Николай Васильевич Сибиряков. Исследуя храм перед реконструкцией в XX столетии, он обнаружил следующее. «В месте примыкания восточного ската (кровли трапезной части – диак. С.К.) к западной стене четверика южного придела под слоем строительного мусора обнаружен желоб прямоугольного сечения, вырубленный из отдельных белокаменных блоков, входящих один в другой. На западном скате (кровли – диак. С.К.) сохранился фрагмент белокаменной плиты <…>. Всё это с несомнен­ностью свидетельствовало о том, что трапезная южного придела имела белокаменную кровлю. <…> На скатах кладки также хорошо были видны следы белокаменных плит. Следовательно, четверик южного придела также имел белокаменную кровлю на четыре ската с полицей[28].

Следы белокаменной кровли были найдены и на своде апсиды основного объема. Плиты кровли на апсиде располагались диагонально и были положены не на специальной выкладке, а по дополнительному своду, устроенному над основным сводом, перекрывающим внутреннее пространство апсиды. <…>

Наличие вторых сводов над апсидами и специальных выкладок над “трапезной” и четвериком южного придела говорит о том, что строителями, возводившими церковь в конце XVII века, над упомянутыми частями была сразу задумана белокаменная кровля, а вторые своды и выкладки служили основанием для неё. Аналогичное устройство имела и трапезная основного объёма»[29].

Однако не все кровли на церкви были белокаменными. Одним из интереснейших открытий была находка остатков цветной поливной черепицы на своде четверика основного храма. «Её обнаружили после разборки кровли и обрешётки на северном и восточном лотках сомкнутого свода четверика. Черепица была трех цветов: желтая, зеленая, синяя с полукруглым окончанием и держалась на своде коваными гвоздями»[30].

Несколько слов о причинах применения на церкви только белокаменных и черепичных покрытий. Во время окончания строительства церкви, на рубеже XVII–XVIII веков, Петром I было запрещено использование железа при устройстве кровель. Запрет был связан с необходимостью экономии железа для военных целей. Нужно думать, что это и явилось причиной появления в церкви Введения в Барашах белокаменных и черепичных покрытий[31].

 


[1] Александровский М. И. Указатель московских церквей в местности Ивановского сорока. М.: «Русская Печатня», 1915. С. 24.

[2]Романюк С.К. Из истории московских переулков.М.: Московский рабочий, 1988. С. 304.

[3]Дело о составлении причтом Введенской церкви описи церковного имущества. Опись имущества. (ЦГА г. Москвы. ЦХД до 1917 г. Ф.203, Оп.626. Д.184. Л. 6 об.).

[4]Там же. Л. 12 об.

[5]Там же. Л. 15.

[6]Строев Павел. Выходы Государей Царей и Великих Князей, Михаила Феодоровича, Алексия Михайловича, Феодора Алексеевича, всея Руси Самодержцев. (с 1632 по 1682 год). Отделение 2, книга XIII М.: Типография Августа Семена, 1844. С. 250.

[7] Там же. С. 299.

[8]Сибиряков Н.В. Исследование и реставрация церкви Введения в Барашах в Москве // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. С. 106.

[9]Александровский М. И. Указатель московских церквей в местности Ивановского сорока. М.: «Русская Печатня», 1915. С. 24.

[10] Строев Павел. Выходы Государей Царей и Великих Князей, Михаила Феодоровича, Алексия Михайловича, Феодора Алексеевича, всея Руси Самодержцев. (с 1632 по 1682 год). Отделение 2, книга XVIII. М.: Типография Августа Семена, 1844. С. 250.

[11]Забелин И.Е. Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы. В 2-х т. Т.2. М., 1891. Стлб. 207.

[12]Александровский М. И. Указатель московских церквей в местности Ивановского сорока. М.: «Русская Печатня», 1915. С. 24.

[13]Н.В. Сибиряков архитектор-реставратор. Много и плодотворно работал на памятниках архитектуры Москвы, Московской области, города Александрова. В конце семидесятых – начале восьмидесятых годах двадцатого века руководил реставрацией Введенского храма в Барашах.

[14]Сибиряков Н.В. Исследование и реставрация церкви Введения в Барашах в Москве // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. С. 106.

[15]Дело о составлении причтом Введенской церкви описи церковного имущества. Опись имущества. (ЦГА г. Москвы. ЦХД до 1917 г. Ф.203. Оп.626. Д.184. Л. 6 об.).

[16]Там же. Л. 12 об.

[17]Там же. Л. 15.

[18] В исторических известиях за 1796 год находим: «освящён 7207 (1689) году Октября в 15 день, по благословению Святейшаго Патриарха Адриана». (Историческое известие о всех церквах столичнаго города Москвы, собранное из показаний Духовенства и Начальства, при оных обретающихся. М.: Университетская типография у Ридигера и Клаудия. 1796. С. 114.)

[19] Скворцов Николай Алексеевич, протоиерей. Материалы по Москве и Московской епархии на XVIII в. Вып. 2. М., 1914. С. 578.

[20] Сибиряков Н.В. Исследование и реставрация церкви Введения в Барашах в Москве // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. С. 107.

[21] Москва: Энциклопедия / Гл. ред. С.О. Шмидт. Сост.: М.И. Андреев, В.М. Карев. М.: Большая Российская энциклопедия. 1997. С. 160

[22] Там же.

[23]К примеру у Николая Петровича Андронова о втором этаже колокольни находим следующие строки: «в 1837 году <…> имелось снаружи огромное каменное крыльцо, с крыльца же шла каменная лестница на чердак трапезы и по чердаку прямо во второй этаж колокольни. Это старое крыльцо на погосте церковном с лестницею на колокольню были сломаны и заменены новым ходом на колокольню из самой уже паперти, как ныне всякий может видеть». (Андронов Н.П. Воспоминания о московской Введенской церкви в Барашах и ея Приходе с 1811 по 1881 год старожила прихожанина. М.: Типография Общества распространения полезных книг, 1881. С. 16-17.).

[24]Ле́щадь — (щера, щира)    Тонкий квадратный кирпич или каменные плитки той же формы, употреблявшиеся как покрытие пола или кровельный материал. (Плужников В.И.Термины российского архитектурного наследия от А до Я, а также Термины геральдики, Древнерусские религиозные монограммы, Расшифровки дат: Словарь-глоссарий. М.: «Искусство», 1995. С. 83.)

[25]Кошт – устар. расходы на содержание, пропитание, иждивение; средства на жизнь.

[26]Дело о дозволении имеющуюся на оной церкви и олтаре ветхую лещадную кровлю перекрыть листовым железом и святую церковь и олтарь снаружи выкрасить и около оной церкви каменную ограду местами ветхую переправить. 1770 года июля 29 дня. (ЦГА г. Москвы. ЦХД до 1917 г. Ф.203. Оп.29. Д.281. Л.1.).

[27]Скворцов Николай Алексеевич, протоиерей. Материалы по Москве и Московской епархии на XVIII в. Вып. 2. М., 1914. С. 368.

[28]По́лица - нижняя, пологая часть крутой двускатной или шатровой крыши в русской архитектуре. Полица отводит дождевые воды на большее расстояние от стен.

[29]Сибиряков Н.В. Исследование и реставрация церкви Введения в Барашах в Москве // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. С. 108.

[30]Там же.

[31]Там же.