Фреска - Успение Пресвятой БогородицыВ Церкви Введения с 1996 года по 2010 силами прихода велась роспись трапезной части храма. Руководил небольшой бригадой стенописцев помощник старосты Храма Шихачевский Сергей Леонидович - член Московского Союза Художников…

            Роспись произведена в традиционной для Русских Православных храмов технике: расколеровка или роскрышь, как её называли в древности - чистая фреска (т. е. живопись по свежей известковой штукатурке), а по высыхании фресковой подготовки завершение темперой. Используется только натуральное сырьё: природные земляные и минеральные пигменты, творог, льняное масло, прополис. Программа росписи также традиционна, но имеет свои особенности, которые возникли в связи с редким сочетанием в Богородичном храме приделов Св. Ильи - пророка и Св. Мученика Лонгина - Сотника.

    Предлагаем вашему вниманию заметку о росписи трапезной части храма. 

           Роспись трапезной части Введенского храма выполнена в традиционной для всей древнерусской стенописи смешанной технике. Т.е. сначала выполняется так называемая «роскрышь» - расколеровка намеченного рисунка «чистой фреской» - роспись природными пигментами без связующего по свежему известковому основанию (левкасу). Затем, после просыхания первого слоя живописи, «роскрышь» прописывается теми же пигментами, но уже смешанными со связующим. В древности таким связующим чаще всего был яичный желток, но пользоваться им в последние десятилетия, особенно в Москве и других крупных городах с повышенной загазованностью атмосферы опасно из-за возможного почернения красочного слоя. Специалисты химики рекомендуют пользоваться эмульсией составленной из природного белкового клея (приготовляемого из обезжиренного творога) и сваренного льняного масла с добавлением расплавленной канифоли или янтаря (являющихся природными смолами). Эта эмульсия называется казеино-масляной и именно её стенописцы использовали в своей работе при росписи Барашевского храма. Надо сказать, что благодаря энтузиазму отечественных геологов и историков большинство пигментов взято из месторождений, коими пользовались наши предки для росписи Московских храмов 15-17 веков. Это не прихоть и не игра в аутентичность. Цветовая гамма, палитра средневековой живописи составлялась из очень небольшого числа красок, поэтому традиционность колорита по нашему мнению имееет не последнее значение.

            Подготовка стен и сводов под роспись имела свою специфику. Все древнерусские храмы сложены на извести, а за годы советской власти многие из них и Барашевский в том числе были отняты у Православной церкви и использовались, мягко говоря, не по назначению. Табличка, часто отлитая из бронзы и гласящая, что «храм находится под охраной государства», была выражением вопиющего лицемерия. Так было и с Введенским храмом в Барашах. В нём в течение многих лет было расположено «вредное производство с динамическими нагрузками» (цитата из письма директора реставрационной мастерской г-на Шифера, объясняющего причины невозможности богослужения в храме. Причём он утверждал, что искренне печётся о безопасности верующих). Видимо в силу «производственной необходимости» стены и своды храма были не только оштукатурены цементным раствором (который вступает в разрушительную реакцию с известью кладки), но также были произведены многочисленные «улучшения», главное из которых – превращение четверика храма в четырёхэтажное производственное помещение. Перекрытия выполнены основательно: в стены заведены мощные швеллера и положены бетонные плиты. Сейчас трудно сказать, какие из этих факторов навредили храму больше (и продолжают вредить), но ясно одно – все они вместе и по отдельности храм разрушали. Начинать роспись в таких условиях было не возможно. В течение 3х лет была проведена тяжёлая и кропотливая работа по «излечиванию» стен, сводов и пола храма. Консультантами в этом деле выступили ведущие специалисты Института РАН и Министерства Культуры РФ «Наследие» д-р наук М.Г.Безруков, В.Н.Ярош и Р.В.Лобзова и проф. И.А.Кулешова из Центра Современных Технологий. Все работы выполнялись практически безвозмездно, а помощь всех консультантов была совершенно бескорыстной. По завершении «химиотерапии» (проводившейся в основном традиционными старыми методами) и вывоза огромного количества производственного мусора, скопившегося в храме и на храмовой территории, стены и своды были оштукатурены «правильным» известковым раствором с добавлением толчёного кирпича, рубленой пакли и древесного угля.

            Чего нельзя было сделать, так это вернуть трапезной первоначальный вид. И в первую очередь размер и форму окон. Послепожарные (т.е. после пожара Москвы 1812 года) переделки затронули конструктивные элементы стен. По двум сохранившимся дореволюционным фотографиям было ясно, что роспись в храме выполнена в академическом стиле, середины и конца 19 века, по всей видимости, маслом, но ничего больше сказать было нельзя, т.к. роспись трапезной части была за годы советской власти полностью уничтожена. Из-за того, что роспись не являлась «современницей» храма и данных не сохранилось даже о сюжетах, авторы росписи попробовали провести своего рода реконструкцию, опираясь в первую очередь на памятники 17 века. Источниками сюжетов и композиционных решений послужили храмы Ростова Великого, а вот колорит было решено искать в Московских храмах. Тёплые, радостные краски так и хочется сказать – цветут на стенах и сводах. Первый проект росписи (северного придела Св. Пророка Ильи) утверждался в 1996 году объединённой Комиссией тогдашнего Общества Охраны Памятников и Министерства Культуры РФ под председательством В.В.Филатова. После создания Искусствоведческой Комиссии при Святейшем Патриархе Московском и Всея Руси, все последующие проекты утверждались этой Комиссией. Очень большую помощь в разработке проектов росписи оказал крупный знаток древнерусской живописи, ст. научный сотрудник ВХНРЦ им. И.Э.Грабаря А.Н.Овчинников.

Завершающим аккордом, основанием всего облика трапезной стал деревянный пол. В храме окончательно сформировалась удивительно тёплая молитвенная атмосфера. Прихожан в Барашевском храме, как и во многих храмах «неспальных» районов Москвы, совсем не много. Даже в Двунадесятые Праздники не бывает тесноты и суеты. Но настоятель и прихожане любят свой храм в том числе и за это.

Автор Шихачевский Сергей Леонидович